Tunguska.Ru
Добро пожаловать, %1$s. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
20 Сентябрь 2019, 04:12:11

:    
9440 993 63
: ЕК
*
+  Tunguska.Ru
|-+  Архивные материалы
| |-+  Конференция Тунгуска-2003 (Модераторы: vitrom, obat)
| | |-+  Юбилей Тунгусского «пришельца»
0 и 1 Гость просматривают эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
: [1]
: Юбилей Тунгусского «пришельца»  ( 9724 )
vitrom
Moderator
Tunguska.Ru
*****

Карма: Каждому свой досуг +3/-0
Оффлайн Оффлайн

: 1261



« : 09 Февраль 2004, 21:41:44 »

Земля и Вселенная №6 2003 г.

Юбилей Тунгусского «пришельца»


С.С. ГРИГОРЯН, Академик  НИИ механики МГУ

Утром 30 июня 2003 г. исполнилось 95 лет природному событию, взбудоражившему множество людей на Земле, - падению в далекой сибирской тайге, в бассейне реки Подкаменная Тунгуска, загадочного небесного тела, ставшего известным под названием Тунгусский метеорит. Загадочность этого явления, его «тайна», состоит в следующем. По записям приборов, зарегистрировавших в то утро барические и сейсмические колебания во многих местах на Земле, была оценена энергия, выделившаяся в эпицентре события. Если принять естественное предположение, что это вызвано падением в тайгу какого-то небесного тела, то оцененная энергия будет равна, по порядку величины, его кинетической энергии. По величине энергии определена масса «пришельца» (при известном значении его скорости, а диапазон возможных скоростей известен из астрономии). Определив массу и задав значения плотности небесного тела в диапазоне от плотности льда (плотность ядер комет) и до плотности железа (плотность железо-никелевых метеоритов), можно оценить его характерный размер. Он оказался порядка десятков (до сотни) метров. Решив далее простенькую задачу о движении и торможении такого тела в атмосфере Земли, убеждаемся, что его замедление было незначительным, то есть приходим к заключению, что небесное тело должно было «врезаться» в поверхность Земли с огромной (не измененной слабым торможением в атмосфере) скоростью в несколько десятков километров в секунду. Результатом такого столкновения обязательно должно быть, помимо всего прочего (барических и сейсмических возмущений в атмосфере и литосфере Земли, пожара и вывала деревьев на огромной площади в тайге и т.п.), образование очень большой ямы - ударного кратера, вроде Аризонского в Северной Америке. Так вот, загадка состоит в том, что никакой ямы в месте «падения» Тунгусского метеорита нет! Когда на место события впервые, в конце 20-х годов XX столетия, прибыла экспедиция замечательного ученого и энтузиаста Леонида Алексеевича Кулика, она там именно это и обнаружила: фантастическую картину вывала деревьев в тайге, следы пожара, но не было кратера и не было найдено никаких остатков небесного тела! Эта загадка питала энтузиазм и энергию множества экспедиций (официальных и самодеятельных), фантазию множества людей, желавших ее разгадать и сочинивших десятки (может и сотни!) гипотез о природе Тунгусского феномена, а также привлекала к попыткам рационального научного объяснения случившегося ученых из разных стран. Вся эта деятельность стала предметом многих научных, иногда псевдонаучных, конференций и симпозиумов, очень большого количества публикаций в СМИ, научных журналах и монографиях. И вроде бы разобрались: имеются результаты тщательных полевых исследований всего, что оставил «пришелец» в месте падения (вывал леса, пожар и т.п.), опубликованы серьезные научные работы. В них построены адекватные математические модели, расчетные выводы которых объясняют все надежно установленные факты, ассоциированные с Тунгусским метеоритом. Тем не менее интерес ученых и широких масс к этому феномену сохраняется и поныне. Продолжаются, с одной стороны, разработка более детальных рациональных математических моделей, дальнейшие полевые исследования и выяснение новых фактов, а с другой - фантазирование дилетантов и изобретение все новых гипотез. Проводятся и конференции.

КОНФЕРЕНЦИЯ В ГАИШ
24 и 25 июня 2003 г. в Государственном астрономическом институте им. П.К. Штернберга (ГАИШ) Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова состоялась Юбилейная научная конференция, посвященная 95-летию Тунгусской проблемы. Ее организаторами были: Международное Астрономическое Общество, Институт механики МГУ, ГАИШ МГУ, Комплексная Самодеятельная Экспедиция. При ее подготовке возникли серьезные трудности. Они были неизбежны, ибо в конференции пожелали участвовать и «рационалисты», то есть специалисты, профессиональная подготовка которых позволяла им исследовать Тунгусский феномен на рациональной научной основе, и дилетанты, движимые интересом к «тайне» Тунгуски. Разногласия между двумя группами породили угрозу полного раскола между ними и проведения двух (!) юбилейных конференций. В конце концов этого удалось избежать, конференция состоялась одна, но фактически с двумя существенно различающимися по тематике сообщений частями. «Следы» же раскола сохранились в том, что оргкомитет так и не смог выбрать или назначить себе председателя!
На открытии конференции с теплой приветственной речью выступил директор ГАИШ, член-корреспондент РАН A.M. Черепащук. С приветствиями также выступили автор этих строк, академик В.Н. Страхов и просрессор Томского университета Г.Ф. Плеханов. Надо, однако, сказать, что речь академика В.Н. Страхова фактически не имела никакого отношения к предмету конференции - это было научное сообщение о некотором предпочтительном, по мнению его автора, методе численного решения систем линейных алгебраических уравнений.
Далее состоялось пленарное заседание с докладами: Г.Ф. Плеханов -«Анализ гипотез о природе явления, известного под названием «Падение Тунгусского метеорита»»; С.С. Григорян - «Современное состояние вопроса о разрушении космических тел при входе в атмосферу», В.А. Бронштэн -«Современное состояние проблемы Тунгусского метеорита» (доклад был сделан на следующий день, 25.06); Е.М. Колесников -«Элементные и изотопные аномалии в торфе - вероятные следы Тунгусской кометьГ, В.А. Алексеев -«Диспергирование и состав частиц 'Тунгусского метеорита», найденных в деревьях, смолах и горных породах»; Б.У. Родионов -«О соответствии гипотез свидетельствам очевидцев».
Пленарный доклад профессора Г.Ф. Плеханова содержал результат объективного анализа свидетельств очевидцев события, который привел его к заключению, что лишь семь из большого числа свидетельств можно считать надежными и пользоваться ими при рассмотрении различных гипотез и теорий. Докладчик сделал также важный вывод из анализа наблюдательных данных о том, что остаточные эффекты (вывал леса, пожар и т.п.) обладают явными неоднородностями в их пространственном распределении и что это может быть связано с тем, что финальная стадия явления соответствовала движению нескольких тел в атмосфере.
В моем докладе были отмечены два этапа в изучении Тунгусского феномена: первый связан с полевыми исследованиями многих экспедиций и возникновением массы гипотез, а второй - с приходом к изучению проблемы профессионалов в области физико-механико-математического моделирования явления. Было подчеркнуто принципиальное значение двух опубликованных моих работ (С.С. Григорян. К вопросу о природе Тунгусского метеорита. Доклады АН СССР, 1976, т. 231, № 1; О движении и разрушении метеоритов в атмосферах планет. Космические исследования, 1979, т. 17, №6), в которых дано объяснение «загадки» Тунгусского феномена. В них было показано, что высокие давления {порядка тысяч атмосфер), развивающиеся на лобовой поверхности вторгающегося в атмосферу Земли небесного тела, намного превосходят прочность материалов всех возможных подобных тел. Поэтому на определенной высоте последние быстро дробятся. Раздробленный материал не очень больших метеороидов, включая Тунгусский, с размерами порядка десятков метров, успевает «растечься» в стороны и резко затормозиться, так что за очень короткое время почти вся его кинетическая энергия передается в небольшой объем воздуха перед телом, сильно сжимая и нагревая его до температур в десятки тысяч градусов. Последствия этого события будут примерно такими же, что и в случае подрыва в том же объеме воздуха взрывчатого вещества с мощностью, равной переданной кинетической энергии. Результатом будет распространение сильной ударной (взрывной) волны по воздуху, которая, придя сверху к поверхности Земли, отразится от нее и пойдет в стороны от эпицентра, валя деревья в тайге. Кроме этого, из очага «взрыва» вырвется мощная световая вспышка, которая обожжет близкие деревья и вызовет пожар. А заторможенные обломки тела, потерявшие начальную высокую скорость, выпадут на землю, но не создадут там кратера. Именно это и было обнаружено экспедициями. Отсутствие же обломков на земле просто объясняется тем, что в соответствии с гипотезой Фесенкова - Уиппла Тунгусское тело было ледяным ядром небольшой кометы, так что не успевшие растаять и испариться при быстром торможении обломки растаяли уже на земле, где от них могли сохраниться только очень мелкие твердые частицы «загрязнений» ядра кометы, которые всегда в таких ядрах присутствуют.
Было еще одно явление, сопровождавшее Тунгусское событие, - необыкновенно светлые ночи на огромном пространстве от места падения до Западной Европы в течение нескольких последующих суток. Оно также нашло объяснение в рамках кометной гипотезы в работах нескольких авторов, в том числе активного исследователя метеоритов и комет В.А. Бронштэна. Эти объяснения связывают феномен светлых ночей с проникновением в атмосферу Земли частиц из газопылевого «обрамления» ядра кометы.
Описанная выше картина событий, разрешающая парадокс Тунгусского события, его «тайну», была, конечно, «оформлена» в упомянутых выше моих работах в строгую математическую теорию с количественной оценкой всех сопутствующих физико-механических эффектов. Ее расчетные прогнозы хорошо согласуются с параметрами Тунгусского небесного тела. Эта теория была использована мною также и для прогноза последствий вторжения кометы Шумейкеров-Леви Э в атмосферу Юпитера летом 1994 г. (работа с этим прогнозом была представлена в журнал «Доклады РАН» до самого события), и прогноз полностью оправдался. Он состоял в том, что «взрывная» стадия процесса произойдет ниже облачного слоя Юпитера, поэтому вспышка наблюдаться не будет, а станет видимой только всплывающая из области «взрыва» горячая масса после ее прорыва вверх через облачный слой, что и было зафиксировано в действительности. Моя теория использовалась также для количественного описания «судьбы» приближающихся к Солнцу комет (в частности, комет семейства Крейца). Один из выводов этих расчетов состоит в том, что при вторжении достаточно крупных ядер комет в фотосферу Солнца возникающее там возмущение по энергетике оказывается сопоставимым с мощными вспышками на Солнце, и, таким образом, природа некоторых из них вполне может быть «кометной».
Описанная выше теория «принималась» медленно. Одним из первых ученых, принявших и активно исследовавших ее, был В.А. Бронштэн. Он добавил в нее учет эффектов «потери» материала метеорита за счет плавления и испарения. На 10 лет позднее эта теория была повторно «открыта» американцами Хиллзом и Годой, конечно, без ссылок на Григоряна. Появилась и аналогичная «теория» других американцев -Чайбы, Томаса и Занля, из которой следовало, что Тунгусский «пришелец» был вовсе не ледяным ядром кометы, а каменной глыбой - маленьким астероидом. Однако эта «теория» грубо ошибочна. Я обнаружил в ней две существенные ошибки - в части математического моделирования механики процесса дробления и торможения тела и в теплофизической схеме потери им своей массы. Проведенные мной расчеты по этой «теории» с последовательным устранением каждой из указанных ошибок и сопоставление результатов с расчетами по моей теории позволили количественно оценить «вклад» каждой из двух ошибок в получающийся результат и оценить таким образом степень непригодности обсуждаемой «теории». Эти сопоставления были мной представлены на состоявшемся в Москве в 1995 г. симпозиуме по Тунгусской проблеме, и там профессор Болонского университета Джузеппе Лонго, давно и успешно занимающийся полевыми исследованиями «остатков» Тунгусского тела, предложил устроить на нейтральной почве очную «дуэль» между американцами и русскими по данной проблеме. «Дуэль» не состоялась на специально созванном, по предложению Дж. Лонго, в Болонском университете летом 1996 г. симпозиуме, где собрались практически все «главные» метеоритчики мира, российская сторона была в полном составе, а американская, которую за 10 дней до этого видели в Италии, не присутствовала! Я, конечно, сделал свой резко критический доклад с демонстрацией количественного «вклада» каждой из ошибок американцев, и все это, естественно, там приняли и одобрили. А американцам за неявку было «засчитано поражение».
В моем докладе на симпозиуме в Болонье были представлены также результаты количественного учета возможных вращательных движений метеороида неправильной формы вокруг центра масс. Они показали, что при определенных (реальных) условиях возникающие в теле метеороида за счет вращательных движений центробежные силы в состоянии разорвать его на фрагменты. Причем такое разрушение будет происходить в атмоссрере выше, чем рассмотренное ранее дробление за счет раздавливающих сил, возникающих под действием больших давлений на лобовой поверхности тела. Этот прогноз также находится в согласии с наблюдательными данными о вращении метеороидов (пульсации их блеска) и их распадении на части на достаточно больших высотах. Этим может объясняться и неоднородность в распределении остаточных эфсректов (вывала леса, пожара), отмеченная в докладе Г.Ф. Плеханова. Действительно, распад на несколько частей Тунгусского тела до его «взрывного» дробления и торможения привел к тому, что заключительная часть события состояла в «атаке» не одного компактного и быстро дробящегося тела, а нескольких таких тел, расположенных близко друг к другу, так что их «взрывное» торможение породило общую взрывную волну и т.д.
Приведенная выше теория и ее применимость к описанию Тунгусского события постепенно нашла признание и получила развитие уже в работах других авторов в части учета последовательного дробления исходного тела за счет прочностной неоднородности его материала (зависимости прочностной характеристики от размера фрагмента). Наиболее общую теорию такого рода разработал профессор Г.А. Тирский, доклад которого также был заслушан на Юбилейной конференции.
Развитие теория получила и в части детального количественного описания газодинамических событий, следующих за «взрывным» дроблением метеороида.
В моем докладе было отмечено, что детерминистические расчеты по схеме последовательного дробления, использующей заданную зависимость прочности от размера фрагмента, не очень представительны, ибо реальная неоднородность метеороида должна сильно отличаться от такой схемы. Она будет носить случайный характер и, скорее, будет приводить к начальному распаду на небольшое число фрагментов за счет разрушения по макроскопическим поверхностям со слабым сцеплением внутри тела с последующим «взрывным» дроблением этих фрагментов. Именно такая картина недавно наблюдалась на небе при принудительной ликвидации советской космической станции «Мир» и при трагической гибели американского челнока «Колумбия».
В моем докладе еще было отмечено, что в ряде работ последнего времени приводится схема математического моделирования, в которой «взрывная» стадия - стадия быстрого дробления и резкого торможения обломков действительно заменяется взрывом. Принимается, что материал метеороида мгновенно превращается в газ, и дальнейшие газодинамические расчеты проводятся с использованием такого начального состояния. Эта схема неудовлетворительна. В действительности деформирование и торможение совокупности обломков исходного тела происходят при сохранении ее твердотельных свойств (внутреннее трение, сопротивление дальнейшему размельчению, малая сжимаемость и т.п.), и замена этого материала идеальным газом - слишком грубая схематизация.
В докладе В.А. Бронштэна были представлены исторический обзор исследований поТунгусской проблеме, критический анализ различных теоретических построений и гипотез и результаты собственных исследований, в частности - его объяснение светлых ночей, последовавших за Тунгусским событием. Это объяснение основано на оценке динамики движения частиц из газопылевого обрамления ядра Тунгусской кометы в верхних слоях атмосферы с учетом действия на них земного тяготения. Хотя не все авторы идей о природе светлых ночей разделяют эту точку зрения, она мне представляется рациональной и приемлемой.
Важное место в докладе В.А. Бронштэна заняло обсуждение кометной гипотезы Фесенкова-Уип-пла о природе Тунгусского метеорита, критике «теории» Чайбы с соавторами, а также новые результаты автора доклада о микрокометах и их роли в Солнечной системе.
Весьма существенный интерес представляет доклад Е.М. Колесникова. В нем были обнародованы результаты длительных, кропотливых полевых и лабораторных исследований элементного состава торфов из региона воздействия Тунгусского небесного тела. Эти исследования проводились под руководством и при непосредственном личном участии автора доклада с рядом зарубежных организаций и ученых (из Германии, Китайской Народной Республики, Дании и Италии). Тщательный анализ полевого материала позволил сделать блестящие выводы, подтверждающие кометную природу Тунгусского метеорита независимо от физико-механико-математического моделирования. Было установлено, что в слоях торфа, относящихся к 1908 г. (году Тунгусского события), а также несколько ниже (из-за сноса материала через пористый торф вниз) концентрация некоторых элементов и их изотопов, не встречающихся в земных условиях, но входящих в состав ядер комет, увеличена во многие десятки и многие сотни раз! В то же время исследованные образцы, взятые в том же регионе, но заведомо вне зоны воздействия Тунгусского «пришельца», этих элементов не содержат. Несомненная представительность и количество исследованных образцов, совершенство экспериментальных методов лабораторного исследования и качество использованного лабораторного оборудования {современного зарубежного) позволяют утверждать, что исследованиями Е.М. Колесникова и его коллег совершен существенный прорыв в решении деликатной проблемы идентификации ничтожных количеств сохранившегося в природной среде материала, предположительно входившего в состав Тунгусского небесного тела, и в доказательстве их действительной принадлежности последнему. Эти исследования определяют важный рубеж в истории изучения Тунгусской проблемы. В докладе В.А. Алексеева были представлены результаты изучения микрочастиц, обнаруженных им и его коллегами в деревьях, смоле и в горных породах в районе воздействия Тунгусского космического тела. Автор доклада связывает эти частицы с материалом последнего, хотя в сообщении не были представлены схемы возникновения и действия возможных газодинамических потоков на заключительной стадии события, содержащих твердые частицы из материала метеорита, приведшего к их высокоскоростному столкновению с препятствиями (деревьями, камнями и пр.). Представляет интерес факт проникновения микрочастиц в древесину на глубины, на один-два порядка (в 10-100 раз) превышающие характерный размер самих частиц. Вероятно, это проявление известного эффекта «сверхглубокого» проникания твердых микрочастиц в твердые препятствия, описанного и объясненного в литературе {С.С.Григорян, 1979).
Доклад Б.У. Родионова (профессор МИФИ) состоял из декларативных и неверных утверждений о том, что существующие в настоящее время теории и их количественные результаты противоречат многочисленным свидетельским показаниям очевидцев (типа «падения лошадей на колени» от «удара» во время Тунгусского события и т.п.) и поэтому эти теории неверны, что для объяснения явления существующих законов физики недостаточно, и автор доклада предлагает новые законы, объясняющие, в частности, Тунгусский феномен. Этот доклад представляет собой типичный образец из обширной совокупности дилетантских «исследований», игнорирующих твердо установленные факты и объясняющие их рациональные научные теории.
В этой связи уместно напомнить, что в первом пленарном докладе профессора Г.Ф. Плеханова одним из основных выводов была фиксация того, что надежных показаний очевидцев Тунгусского события имеется всего семь! А «падение лошадей на колени», «существование многих траекторий» и прочего имеют совершенно другие и не менее убедительные объяснения.

МЕМОРИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ И РАБОТА СЕКЦИЙ
После пленарного заседания на конференции были представленымемориальные доклады: А.И. Еремеева - «120 лет со дня рождения ПА. Кулика», с презентацией книги В.А. Ку-лика-Павского «Жизнь без легенД', И.Г. Дядькин -«Итоги исследований А.В. Золотова», а также фильм Т.И. Коляда о последнем периоде жизни Н.В. Васильева. Все это было впечатляюще и интересно.
После перерыва работа проходила в секциях. Ниже представлены темы и краткая характеристика заслушанных докладов.
Секция 1. Разрушение космических тел и астероидная опасность. Председатели - академик С.С. Григорян, профессор Г.Н. Бочка-рев.
Секция 2. Возможные геофизические причины Тунгусского события. Председатели - профессор Б.У. Родионов, А.Ю. Ольховатов.
Секция 3. Обзор исследований Сибирских ученых по Тунгусской проблеме. Председатели - профессор Г.Ф. Плеханов, В.М. Кувшинников.
Секция 4. Геофизические эффекты, сопровождавшие Тунгусское событие. Председатели - И.Т. Зоткин, В.А. Ромейко.
Секция 5. Поиски вещества Тунгусского космического тела (ТКТ). Председатели - Е.М. Колесников, В.А. Алексеев.
Секция 6. Экологические исследования Тунгусской катастрофы. Председатели - профессор Г.Ф. Плеханов, В.Г. Бережной.
Стендовая секция. Председатели - профессор Н.Г. Бочкарев, И.Т. Зоткин.
Из числа секционных докладов, имевших рациональное содержание, можно отметить следующие.
Доклад А.В. Зайцева и соавторов (НПО им. С.А. Лавочкина) содержал концептуальное рассмотрение проблемы защиты Земли от столкновения с небесными телами с помощью ракетной техники и ядерных взрывов {Земля и Вселенная, 2003, № 2). Эта проблематика детально обсуждалась на международной конференции в Снежинске в 1994 г., где такие же доклады сделали А.В. Зайцев и его коллеги, а также автор этих строк.
Г.А. Тирский (Институт механики МГУ) представил свою модель расчета постепенного дробления и торможения тела в атмосфере, учитывающую зависимость прочности материала метеорита от размера фрагмента (эта работа была упомянута выше). В.П. Стулов (Институт механики МГУ) представил свои результаты по аналитическим оценкам масс крупных болидов.
В докладе В.В. Шувалова и Н.А. Артемьева (Институт динамики геосфер РАН) были представлены результаты  численного компьютерного моделирования гидрогазодинамических процессов, возникающих при вторжении крупного космического тела (размером порядка 30 м) со скоростями порядка десятков километров в секунду в    атмосферу    планеты. В использованной  авторами модели твердый материал тела очень быстро превращается в газ, и динамика дальнейшего взаимодействия    этого    газа с атмосферой резко отличается от известных и принятых в литературе представлений об этом взаимодействии. Причинами всего   этого   являются,   по-видимому,   1)   нереальная схема взаимодействия материала обломков раздробленного метеорита с атмосферным  газом, приводящая к очень быстрому и полному испарению этих обломков, и 2) гидродинамическая    неустойчивость границы раздела газа атмосферы и испаренного материала, которая при численном моделировании будет приводить к результатам, далеким от реальности (подобно тому, как численное решение   задач   о   турбулентных потоках приводит, если не приняты очень серьезные меры в расчетной схеме, к существенно неверным результатам).
Аналогичные результаты численного моделирования поздних стадий газодинамических последствий вторжения небесного тела в атмосферу были представлены и в докладе В.В. Светцова (из того же института). Сделанные выше замечания относятся и к этому докладу.
Ю.В. Чудецкий (Московский авиационный институт) сделал доклад о возможностях интенсивного механического воздействия на «атакующие» Землю астероиды и ядра комет с помощью искусственных устройств малых размеров. Основу рассмотрений составило условие, что конечный механический эффект при высоких скоростях соударения устройства и небесного тела достигается уже при соотношении их масс порядка 104. Это условие, однако, требует более обстоятельного исследования.
В докладе А.В. Багрова (ИНАСАН) были представлены рассуждения о природе комет и процессе их формирования на ранних этапах эволюции Солнечной системы, а также о типе Тунгусской кометы. В докладе В.А. Ромейко были представлены схема для объяснения природы оптических аномалий после Тунгусского события и соображения о природе серебристых облаков. Эта схема альтернативна по отношению к схеме В.А. Бронштэна.
В докладе К.Г. Иванова (ИЗМИРАН) обсуждался геомагнитный эффект Тунгусского события и было сформулировано представление о формировании с течением процесса токового пятна в ионосфере Земли, вызвавшего зарегистрированную геомагнитную аномалию.
В докладе В.А. Алексеева (ТРИНИТИ) были представлены результаты лабораторного моделирования гиперзвукового обтекания тел воздухом, выявившего возникновение позади них светящихся цветных полос. Автор высказал соображение, что подобные полосы могли соответствовать описаниям некоторых очевидцев.
В докладе Е.М. Колесникова, Н.В. Колесниковой (МГУ), Ч.Л. Хоу, Л.В. Се (Институт геологии и геофизики АН КНР) были представлены детальные сведения об обнаружении в торфе на месте Тунгусского события вероятного сохранившегося вещества Тунгусского тела - материала «загрязнения» ядра кометы. (Общие сведения об этих и других подобных исследованиях были представлены в пленарном докладе Е.М. Колесникова, о чем уже сказано выше).
Интересен был также доклад Е.М. Колесникова и его итальянских коллег из Болонского университета (профессора Джузеппе Лонго и др.) об обнаружении следов кислотных дождей, выпавших в результате пролета и «взрыва» Тунгусского небесного тела.
Доклады «альтернативной» секции № 2 здесь обсуждать не будем по отмеченной ранее причине.
Заключительное заседание было «бурным». Наряду с деловыми выступлениями (Г.Ф. Плеханов, Г.А. Тирский, С.С. Григорян и др.) к трибуне «прорвались» несколько человек с фантастическими речами и рекомендациями... Суть деловых итоговых выступлений сводилась к тому, что «тайна» Тунгусского феномена ныне уже не существует - это было вторжение в атмосферу Земли ядра малой кометы, что существующие рациональные теории принципиально и количественно описывают все наблюдательные эффекты, а для возможных дальнейших исследований
остаются лишь вопросы, связанные с идентификацией и оценками количества вещества «загрязнений» этого ядра.
В целом конференцию следует оценить как вполне успешную и результативную.

Виталий Ромейко
: [1]  
« предыдущая тема следующая тема »
:  

Powered by MySQL Powered by PHP SMF 2.0.15 | SMF © 2017, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!
0.10381