Tunguska.Ru
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
21 Август 2017, 15:10:28

Войти
8676 Сообщений в 957 Тем от 105 Пользователей
Последний пользователь: Ymba
* Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
+  Tunguska.Ru
|-+  Тунгуска
| |-+  Экспедиции к месту катастрофы (Модераторы: vitrom, obat)
| | |-+  К. П. ФЛОРЕНСКИЙ 1955 г
0 Пользователей и 3 Гостей смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: К. П. ФЛОРЕНСКИЙ 1955 г  (Прочитано 13746 раз)
vitrom
Moderator
Tunguska.Ru
*****

Карма: Каждому свой досуг +1/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1226



« : 04 Декабрь 2012, 00:56:44 »

АКАДЕМИЯ     НАУК   СССР  Вып. XII   МЕТЕОРИТИКА 1955
К. П. ФЛОРЕНСКИЙ   НЕКОТОРЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯО СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ РАЙОНА ПАДЕНИЯ
ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА 1908 г.

Летом 1953 г. я смог посетить район падения Тунгусского метеорита и оказать посильную помощь Комитету по метеоритам АН СССР в организации прерванных в 1939 г. работ по изучению этого района.
Мое посещение было согласовано с Комитетом по метеоритам, но ввиду его кратковременности далеко не исчерпывает всех поставленных задач и может рассматриваться лишь как предварительное обследование, освещающее состояние района падения в 1953 г., что полезно для организации специальной метеоритной экспедиции в будущем.
Из большого количества литературы, посвященной падению Тунгусского метеорита, видно, как велик интерес к этому вопросу. Наиболее объективно материал по описанию района падения изложен в сводной работе Е. Л. Кринова (1949), лично работавшего в этом районе. Во избежание повторений автор предполагает, что читатели знакомы с этой работой.
Сейчас среди местного населения еще живы отдельные свидетели явления 1908 г. и передается много рассказов, связанных с ним. Так, Тихон Верхотуров из Кежмы (на р. Ангаре) рассказывает, что «стрельба шла около часа» к северо-востоку от Кежмы, причем стекла из окон вылетали от звука. В фактории Стрелка (на Чуне) живет эвенок «лет 92», который помнит «как небо горело, олени разбежались» и т. д. Вряд ли эти воспоминания сейчас имеют большую научную ценность, так как за давностью эти очевидцы могут искажать факты и неправильно передавать характер явления.
Гораздо большее значение имеет опрос местных охотников, которые посещают этот район. В Ванаваре имеется школа-десятилетка с целым штатом преподавателей, много интеллигенции, поэтому понятен большой интерес, проявленный населением к падению Тунгусского метеорита, что-позволит в настоящее время провести обследование района с широким привлечением местных сил.
Это особенно важно потому, что район падения посещается охотниками-эвенками, отрешившимися от суеверных представлений прошлого и обладающими высокой наблюдательностью.
Охотничьи бригады, которые выходят на промысел в район хребта Лакура, в верховья р. Хушмо и в другие места, могут собрать ценнейшие сведения по характеристике большого района и выявить ряд интересных точек, что совершенно непосильно для одиночного исследователя или малочисленной экспедиции.
Любопытно, что в вопросе о месте падения метеорита в Ванаваре согласны с версией Л. А. Кулика, которого хорошо помнят и личность которого приобретает полулегендарный характер. Однако некоторые эвенки считают, что Л. А. Кулик искал метеорит «не там», что он не дошел «километров шестнадцать» до настоящего места падения. К сожалению, во время моего пребывания в Ванаваре большинство колхозников разъехались на сенокос и я не имел возможности лично встретиться со многими, побывавшими в этом районе.
Прибыв в Ванавару 17 июля вместе с Л.Д.Кузнецовой, я начал выяснять возможность посещения района падения метеорита. Оказалось, что вследствие очень низкого уровня воды в реках передвижение даже на легкой моторной лодке по рекам Чамбе и Хушмо затруднительно. Оленье стадо находилось вдалеке от Ванавары, а лошади были заняты на сенокосе. Учитывая такое положение, я решил совершить кратковременный облет района на самолете, а затем совершить пеший переход к району падения метеорита. К сожалению, пришлось отказаться от первоначального плана взятия большого количества образцов почвы.
Так как полеты над тайгой требуют двух самолетов типа ПО-2, оказалось возможным взять с собою еще наблюдателей. Таким образом, в полете участвовали: К. П. Флоренский, Л. Д. Кузнецова, проводник Илья Джинкоуль и преподаватель физики Ванаварской школы Б. Е. Мартинович.
Погода мало благоприятствовала полету ввиду значительной дымки от лесных пожаров и заметной качки от перемежающихся грозовых облаков.
 
Во время полета было установлено, что старый вывал леса, который относится к падению метеорита 1908 г., виден с воздуха достаточно хорошо, несмотря на вновь выросший лес. Не просматривались лишь отдельные участки густого лиственного леса, площадь которых сравнительно невелика. Подтверждается общий радиальный характер вывала леса, установленный Л. А. Куликом, но он сильно усложнен последующими вывалами старого сухостоя. При аэровизуальном обследовании, изменяя высоту полета и в отдельных случаях снижаясь до высоты 100—150 м, можно хорошо расшифровать отдельные детали в расположении поваленных деревьев, но при сплошной аэрофотосъемке с заданной высоты может получиться весьма запутанная картина. На фиг. 1 виден участок леса с неправильным расположением деревьев, поваленных в разное время.
Общая радиальность вывала леса несомненна, но строгая геометрическая правильность его вряд ли соблюдается.
Точные данные для большой площади можно получить только при использовании современной топографической основы, которой мы не располагали. Имевшиеся у нас карты позволяли производить лишь общую, временами терявшуюся, ориентировку по местности.
Не говоря об отдельных, достаточно явных уклонениях от радиальности преимущественно в периферических зонах вываленного леса, можно отметить некоторое влияние рельефа на направление вывала, установленное во время пешего перехода.
В дополнение к карте вываленного леса, составленной Е. Л. Криновым, можно сделать следующие замечания:
1.   Отмечен старый вывал леса участками по правому берегу р. Аваркитта в районе ее северной излучины, с вершинами, лежащими в направлении на ВЮВ (по магнитному меридиану). В верховьях р. Аваркитта виден старый лес.
2.   На хребте Буркан наблюдались как отдельные сухостойные деревья, так и вываленные участки, с вершинами на ЮВВ.
3.   В междуречье р. Макирта (сейчас называют Макикта) и р. Хушмо в водораздельной части видны участки вываленного в направлении на юго-восток  и  юго-юго-восток  леса.
4.   По правому берегу р. Укогиткон и левому берегу р. Ухагитта (Уакит) отмечен поваленный лес с вершинами в направлении на северо-северо-восток, а на водораздельном пространстве — сухостойные деревья.
5.   На возвышенности, к северо-востоку от заимки Кулика, преобладает старый лес с большим количеством сухостоя.
По словам Николая Павловича Догонова, по р. Уакит лес повален на север, причем повал идет до берега р. Кимчу, на другом (правом) берегу которой растет старый лес.
6.   В районе к северо-западу от заимки Кулика и междуречье рек Хушмо и Кимчу, к западу от озера Чеко распространены безлесные болотистые пространства.
7.   В верховьях р. Хушмо граница поваленного леса проходит вблизи устья р. Чавида.
8.   На юго-восточных склонах хребта Лакура и в верхнем течении р. Бесема имеются значительные площади свежих гарей.
9.   Следует отметить, что в 15—20 км в направлении к юго-западу (или западу-юго-западу) от озера Чеко наблюдались два совершенно круглых озера диаметром около 100 м, на берегах которых лес имеет большее развитие, чем на окружающем низинном пространстве; вероятно, это можно объяснить лучшим дренажом береговой зоны. Не имея оснований настаивать на их метеоритном происхождении, все же считаю целесообразным произвести их осмотр во время дальнейших исследований, так как морфологически они заметно выделяются из всего виденного и одно из них очень напоминает с самолета метеоритный кратер Каали-Ярв.
При кратковременном наблюдении Южного болота (было сделано несколько кругов над ним) нами ничего необычного отмечено не было, оно ничем не выделялось из ряда самых обыкновенных болот. Волнистое зарастание болота, которое И. С. Астапович (1951) рассматривает как «гигантские складки торфов по болоту», на меня произвело самое обычное впечатление зарастающего болота, которое можно видеть с самолета во многих местах Восточной Сибири вблизи Енисея. Само расположение этих «складок» скорее свидетельствует о преобладании ветров западного и юго-западного направлений в этом районе.
Следов метеоритного кратера, который мог бы соответствовать мощности взрыва метеорита, определяемой в 10 в 20— 10 в 23 эрг/сек, нам заметить не удалось:   летчикам такие образования также неизвестны.
Следует тут же отметить, что предположения о возникновении всей так называемой «Великой котловины» и ручья Чургима в результате падения метеорита бесспорно лишены всякого фактического основания.
На прилагаемой карте (фиг. 2) нанесено схематическое положение вываленного леса и направление поваленных деревьев. Граница вывала нанесена весьма приблизительно и условно, так как на самом деле не имеет такой правильности. На местности можно видеть отдельные участки поваленного леса среди старого уцелевшего леса и, наоборот,— старый лес, уцелевший островками среди поваленного. Сейчас, когда старый лес не так легко отличить от вновь выросшего, установление точных контуров старого вывала требует внимательной работы.
Общая площадь вываленного леса имеет округлую, может быть, эллиптическую, форму с центром вывала, расположенным в северной четверти круга,  вблизи ее середины.
На карте, помещенной в работе Е. Л. Кринова, указывается также граница распространения взрывной волны, проходящая близ Ванавары и отмеченная по одиночным деревьям с обломанными верхушками. При современном состоянии леса я не решаюсь говорить о ней, так как отмирание от обычных причин вершин у старых лиственниц наблюдается достаточно часто, и выделение верхушек, обломанных взрывной волной, затруднительно.
На основании собственных наблюдений считаю очень желательным аэровизуальное изучение района вываленного леса, которое может быть произведено  на  хорошей  топографической   основе.
Для пешеходного маршрута к району падения метеорита нами был приглашен проводником Илья Иванович Джинкоуль (Донкоуль, по старому правописанию) — сын того Ивана Ильича Донкоуль, который рассказывал Л. А. Кулику о «Сухой речке» на Лакуре, но потом отказался от ее указания.
Это — способный и наблюдательный молодой эвенок, счетовод по образованию, выросший при советской власти и лишенный старых суеверий. В составе бригады охотников он бывал на Лакуре, Хушмо, Чамбе и знаком с этим районом, хотя знает его хуже своего старшего брата Ивана. Он обещал провести нас (К. П. Флоренского и Л. Д. Кузнецову) к р. Чавида, около которой он видал воронки и бугры странного происхождения, и которые он связывал с метеоритом.
Позднее из его рассказов выяснилось, что его отец — зажиточный эвенок Иван Ильич Донкоуль — кочевал в 1908 г. в верховьях р. Хушмо, где у него сгорело три лабаза с имуществом во время падения метеорита.
Илья Джинкоуль указывал, что в р. Чамбе справа, чуть ниже устья р. Аваркитта, впадает небольшая речка Огне. Название «Огне» распространено в этом районе и обозначает пересохшую «сухую» речку. Этим же термином обозначают и пересохшую местность.
Не следует ли здесь искать совпадения первоначального указания Л. А. Кулика на реку Огнию, как на место падения метеорита? Возможно, что указание на эту р. Огне было отнесено к одноименному притоку р. Ванавары (Ванаварки) лишь по ошибке. Река Огне — небольшой правый приток р. Чамбе — стекает действительно с хребта Лакура и нуждается в обследовании. Правда, Илья Джинкоуль ходил по ней и говорит, что по ее берегам растет старый лес, не имеющий вывалов. К сожалению, эти данные выяснились уже во время проведения маршрута, и р. Огне осталась необследованной нами. Заслуживает внимания также его сообщение о том, что один из притоков в верховьях р. Хушмо называется «Уклэт», что по-эвенкийски означает «сталь». Оснований для такого названия и времени его возникновения он не знает, так же как и точного местонахождения притока.
Подтвердить слухи о нахождении каких-либо металлических обломков в районе падения метеорита мне конкретно никто не смог, но какие-то разговоры об образце металла, найденного в низовьях р. Чамбе и переданного ленинградскому профессору, занимающемуся археологией, все же имеются и их следовало бы проверить.
В результате предварительных переговоров пешеходный маршрут было решено провести следующим образом:
1) от Ванавары по «дороге Кулика» (название, вполне привившееся в Ванаваре, как и «заимка Кулика») вдоль р. Макикта (Макирта) до торфяника, что южнее хребта Вернадского, и далее по тропе на факторию Муторай к р. Чавида для осмотра «воронок и бугров»;
2) от устья р. Чавида по правому берегу р. Хушмо к Пристани метеоритной экспедиции;
3) ознакомление с современным состоянием «Великой Котловины» и «Базы Кулика»;
4) возвращение в Ванавару   по   «дороге   Кулика».


* фиг.1.jpg (122.1 Кб, 534x750 - просмотрено 886 раз.)
Записан

Виталий Ромейко
vitrom
Moderator
Tunguska.Ru
*****

Карма: Каждому свой досуг +1/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 1226



« Ответ #1 : 04 Декабрь 2012, 01:05:47 »

Дорога Кулика значительно заросла, но почти везде видна и потерять ее можно лишь при переходе отдельных болот. При движении «учугом» (вьючный олень) дорога легко проходима и потребует лишь небольших расчисток   в порослях молодых деревьев.
 
После первой ночевки на берегу р. Чамбе мы заночевали второй раз у развилки муторайской дороги, около старых чумов на торфянике южнее хребта Вернадского. Следующий день был посвящен переходу до р. Чавида.
По дороге во многих местах виден старый повал леса, относимый к 1908 г. Поваленные деревья, преимущественно лиственницы, видны вполне четко среди «молодого» леса. Стволы их, конечно, потеряли свою кору, загнивают с поверхности в сухих местах и прогнили до половины в сырых. Мхом поросли лишь некоторые Деревья в сырых местах, но моховой покров на них тонкий (не более 1—2 см) и не производит впечатления особенно старого. В некоторых участках отмечены пожарища, сухостои (по пожарам?) и повалы позднейшего времени, которые обычно отличаются от старых достаточно четко. Тропа мхом заросла очень мало, почвообразование идет чрезвычайно медленно, на склонах сопок снос преобладает над накоплением. Границы поваленного леса с земли наблюдать нельзя — надо искать ее, так как видимость в тайге очень мала и можно фиксировать лишь состояние леса в непосредственной близости от тропинки. Отдельные голые вершины холмов сложены траппами и неясно, были ли они когда-нибудь покрыты лесом. В отдельных местах на поваленных деревьях (преимущественно у корней) наблюдаются следы обугливания, но время пожара неясно.
При наблюдении отдельных участков поваленного и горелого леса не возникает никаких впечатлений о необычности характера пожара; я не Смог увидеть характерных признаков «мгновенности ожога» и считать голые сухостойные деревья, описанные под именем «телеграфных столбов», за явление, типичное только для этого района, как и отсутствие «тончайшего   кружева   веток».
Позволю себе остановиться на описании эволюции обычной лесной гари, как она сложилась в моем представлении на основании ряда наблюдений в районе Нижней и Подкаменной Тунгусок.
Лесной пожар в лиственничном лесу имеет различный характер горения в разное время суток. Днем подсушенные на солнце трава и деревья загораются легче и пожар идет главным образом вширь. При этом хвоя и сучья на деревьях иногда мгновенно вспыхивают, но чаще лишь высыхают от действия жара. Ночью распространение пожара замедляется и выгорает центральная зона его; горят валежник, пни, обугливаются сухостойные деревья и т. д. На живых деревьях обычно обгорают лишь кора и сучья, а ствол остается нетронутым огнем. Весь характер пожара зависит от степени сухости лета и силы ветра, дующего в это время. Старое пожарище в зависимости от этого приобретает или вид обычного сухого «зимнего» леса с сохранением кружева веточек, или деревья имеют обожженные ветви. В первом случае следы ожога видны лишь на коре дерева. Иногда подсушенное дерево сохраняет живой ствол, который выпускает новые побеги, отчего дерево приобретает столбообразный характер.
Со временем в первую очередь опадают сухие ветви, и горелый лес приобретает характер сухостойных хлыстов, что хорошо наблюдается на горах. В дальнейшем отваливается кора и обламываются верхушки лиственниц, которые и принимают вид «телеграфных столбов». Перелом сухой лиственницы у корня наблюдается очень редко, так как дерево загнивает не в корневой шейке, а выворачивается при ветре с остатками корневой системы.
В бурю горелый лес или теряет верхушки или деревья выворачиваются с корнями и часто после потери коры и ветвей не имеют почти никаких признаков ожога.
Образование так называемого «птичьего коготка» на изломе сучьев я наблюдал только один раз в районе р. Хушмо, но не обращал на него внимания в других районах и поэтому не представляю себе степени его характерности.

Сплошной вывал леса и старый пожар распространялся по правому берегу р. Чавида приблизительно на расстояние до 4 км от устья. На левом берегу р. Чавида лес был вывален отдельными участками с поваленными вершинами в направлении на юго-запад, что хорошо совпадает с общим радиальным характером вывала. Характерно, что сосновый бор на левом берегу почти не пострадал. Реку Чавида можно считать границей распространения пожара в направлении на юго-запад.
Следует отметить, что большинство лесных вывалов, наблюдавшихся мною в районах, не связанных с метеоритом, имели характер сравнительно узких полос с преимущественно восточным положением поваленных вершин.
«Ямы и бугры» находятся на левом берегу р. Чавида в 4 км от устья, на расстоянии 0,5 км от реки, на сухом и высоком месте среди соснового бора. Осмотренные мною три «ямы» отстоят друг от друга не больше чем на 100— 150 м. Две из них представляют собой воронкообразные углубления диаметром около 40—50 м со стенками, покрытыми хрящеватой почвой, частью поросшей травой и кустарником. Глубина их не менее 5—7 м; по краям воронок растет старый лес. Между ними имеется седловина, напоминающая старое русло. Одна из воронок сильно напоминает кратер метеоритного происхождения, но не имеет окаймляющего вала, а другая имеет в своей центральной части промоину, глубиной до 2 м, в которой обнажаются коренные карбонатные, сильно разъеденные водой породы. Особенно типична третья яма, представляющая собой провал в карбонатной породе диаметром около 3 м с нитеобразным углублением. Поперек этой ямы лежат тарые поваленные лиственницы, с вершинами в направлении на юго-запад (фиг. 3). Таким образом, несомненно, что во время вывала леса эта яма уже существовала и мало изменилась с тех пор.
Обследование не оставляет сомнений в карстовом происхождении этих воронок.
В одном километре на юг от этих ям находится группа «бугров», также связанных по своему образованию с процессом выщелачивания породы. Это — отдельные останцы сильно пещеристой, выщелоченной белой породы, местами окрашенной окислами железа и местами приобретающей натечный характер. Они расположены в общем в одну линию, вытянутую с востока на запад, и занимают площадь около 150 X 25 м, располагаясь вдоль овражка, впадающего в долину р. Чавида.
По словам нашего проводника, в нескольких километрах выше по правому берегу р. Чавида имеются также какие-то воронки, точного расположения которых он не   знает.
Геологически весь район представляет собою область распространения глинисто-песчаных и туфогенных образований так называемой тунгусской толщи, которая тонким плащом покрывает карбонатные отложения древнего палеозоя. Весь комплекс пород прорезается Сибирскими траппами, которые и слагают все четкие формы положительного рельефа.
По дороге вдоль р. Хушмо хорошо виден ориентированный старый вывал леса со следами пожара. В некоторых местах, по верхушкам холмов старый вывал перекрывается свежим, поваленным на восток лесом. В нескольких пунктах видны отдельные очаги более свежих лесных пожаров.
Дорога от Пристани к заимке Кулика хорошо видна и требует лишь небольшой расчистки и исправления гатей. Интересно, что большинство гатей находятся в нормальном положении, свидетельствуя о том, что уровень воды в болотах заметно не изменился со времени проложения дороги.
Однако гать, проложенная через болотце, находящееся в непосредственной близости к перешейку между Северо-западным торфяником и Южным болотом, всплыла сантиметров на 20—25; видно, что процесс обводнения некоторых болот продолжается и в настоящее время, что, по видимому, от носится и к Южному болоту. На отдельных небольших округлых болотах, лежащих с западной стороны дороги, также видны затопленные у корней сухие  деревья.
Деревья вокруг базы экспедиции сильно разрослись и почти вовсе скрывают ее; я не заметил отставания в темпе роста тайги в этом районе, по сравнению с близлежащими участками, на что иногда указывается.
При осмотре Сусловской воронки и других аналогичных образований, как указывал и Е. Л. Кринов, не возникает впечатления о необычном характере их происхождения. Края воронок местами поросли ягелем, который растет очень медленно. Надо полагать, что краевая зона воронок имеет возраст больше 45 лет. На болоте, в ряде мест среди бугристого торфяника, видны трещины со следами оползания мохового покрова; по-видимому, процесс образования бугров продолжается и сейчас. Канава, которая служила для спуска воды из Сусловской воронки, хорошо сохранилась. Края ее заросли молодым березняком, но мхом она еще не покрывается. Тропинки по болоту хорошо видны. Таким образом, за исключением участков, заполненных водой, с 1930 г., т. е. за 23 года, не произошло особенно сильных изменений в состоянии мохового покрова, рельефа вертикальной стенки канавы и т. д.
Я убежден, что возможные следы падения метеорита, если они имеют сколько-нибудь крупные масштабы, должны сохраниться в тех же условиях до настоящего времени.
Южное болото я не обследовал, так как кратковременное посещение его не имело смысла, а для основательного осмотра потребовалось бы слишком много времени.

В заключение считаю необходимым сказать, что организация экспедиции в район падения метеорита сейчас не представляет чего-либо исключительного по трудности и легко может быть   проведена.
В задачу такой экспедиции следует поставить, возможно, более детальное обследование всего района и лишь затем — изучение предполагаемого места падения — Южного болота.
Наиболее целесообразным является аэровизуальное обследование на хорошей топографической основе. При организации наземных маршрутов следует произвести широкое опробование почв с целью обнаружения пылеобразных остатков метеорита.
Ввиду того, что вновь возникающие лесные пожары и вывалы леса все более осложняют изучение первоначальной картины явления, необходима организация исследования в ближайшее время.

ЛИТЕРАТУРА
Всех, интересующихся этим вопросом, мы отсылаем к двум сводным работам, имеющим полные  указатели литературы:
1.   Е.   Л.    Кринов.   Тунгусский метеорит. Изд. АН СССР,  1949.
2.   И.. С. А с т а и о в и ч. Большой Тунгусский метеорит. «Природа», № 2 и 3, 1951.


* фиг.2.jpg (219.52 Кб, 700x573 - просмотрено 853 раз.)

* фиг.3.jpg (84.72 Кб, 672x457 - просмотрено 2814 раз.)
Записан

Виталий Ромейко
олег М
Tunguska.Ru
*

Карма: Каждому свой досуг +0/-0
Офлайн Офлайн

Сообщений: 3


« Ответ #2 : 12 Декабрь 2012, 16:01:13 »

Здравствуйте Виталий Александрович я давно интересуюсь праблемой тунгусскова метеорита прачитал вашу книгу 100 лет великой тунгусской загадке интересны сабытия развернувшеися летом 1908 года окало города канска в связи этим уменя вазник вапрос я так панимаю что тунгусский метеорит летел павсей веероятности с юга-востока на северо-запад  в сторану ангары мог ли он врезультате разагрева начать дробидца и часть откланитца к западу в сторану канска и втарое паскольку под канскам нечего ненашли быть он может пралетел на несколько сот километров дальше а паскольку он уж снижался сачьли что упал он где то возле железной дароги
Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2009, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!
Страница сгенерирована за 0.073 секунд. Запросов: 22.